Кто такие хорошие лжецы?

Кто такие хорошие лжецы?

17.08.2018

По мнению Олдерта Фрая, лжец может попасться на горячем либо из-за того, что сознательная ложь, длительность которой затянулась, утомляет его, либо он недостаточно хорошо маскирует свой эмоциональный статус, что дает возможность наметанному глазу заподозрить ложь.

Успешный лжец – каков он?

Имея в виду сказанное, настоящими виртуозами обмана становятся личности, для которых ложь не составляет труда и в то же время не вызывает каких-либо флуктуаций в их не слишком впечатлительной совести.

Признаки, характерные для «лжецов от бога»

Кто такие хорошие лжецы 1.jpg

Облик идеального лжеца немыслим без удачного стечения таких качеств, как:

  • способность основательно подготовить свою ложь и предусмотреть возможные подводные камни;

  • наличие быстрого, живого мышления;

  • известная личностная оригинальность;

  • ораторские способности и красноречие;

  • наличие превосходной памяти;

  • способность лгать без аккомпанемента обмана чувствами вины, стыда, страха или восторга;

  • выраженные актерские данные.

Подготовка крайне важна для успешной авантюры. Любое лицо, заинтересованное в изобличении лжеца, обращает пристальное внимание на противоречие его высказываний твердым фактам, поэтому обманщик вынужден тщательно следить за тем, что он говорит. Оптимальным вариантом обмана является подача такой информации, которую невозможно проверить, но еще лучше использовать прием умолчания. Так, подозреваемому поверят больше, если на вопрос об алиби он скажет, что не помнит своих действий в такой-то день, чем если бы он нарисовал перед слушателями целую приключенческую историю с красочными подробностями. Именно такие подробности могут стать зацепками для разоблачения обмана. Так, убийца, выдумавший фальшивое алиби, но не продумавший его до конца, был пойман лишь потому, что не смог объяснить, чем конкретно он занимался в один из временных промежутков, тем самым обнаружив нестыковку.

Оригинальным мышление лжеца должно быть для того, чтобы вовремя среагировать должным образом при возникновении непредвиденных обстоятельств. Если супруга неожиданно требует объяснений по поводу найденного в неосторожно оставленном мужем телефоне женского смс (конечно же, сомнительного и подозрительного), мужчине крайне важно не растеряться и придумать убедительный и своевременный ответ, если он не хочет положить первый камень в дело краха собственной семьи. Если грабителя, заявившего, что в такое-то время он находился в пивной, никто не видел, следствие располагает всеми картами для изобличения преступника. Но если последний оригинален и сообразителен, он настоит на своей версии алиби и усомнится в трезвом уме посетителей паба. Если он не сдастся и не признает своей лжи, подобная настойчивость даст свой результат. Важным является и своевременность ответов на неожиданные вопросы, будь то вопросы следствия или вопросы жены, – любая заминка в буквальном смысле смерти подобна и наводит на тяжелые подозрения.

Ораторские таланты никогда не помешают в деле тонкого и искусного обмана. В любом неловком и неожиданном положении красноречие окажется незаменимой палочкой-выручалочкой, способной сбить с толку кого угодно. Поражая противника неудержимым потоком слов, сбивая его с мысли своим словесным напором, хороший лжец всегда умудряется повернуть ситуацию в свою сторону. Когда полицейский задает подозреваемому вопрос «в лоб», успешный мошенник никогда не будет торопиться – он выдаст пространную тираду не по существу вопроса, во время которой сможет более тщательно обдумать то, что и как ему лучше сказать. Некоторые политики могут служить другим примером, когда красноречие используется вроде бы и в плоскости вопроса избирателя, вроде бы и выглядит убедительно, но в итоге получается, что человек «говорил, говорил, но так ничего и не сказал», потому что речь его была скорее обтекаемой, а не предметно-конкретной.

Хорошая память – еще один залог успеха и признак великолепного мастера обмана. Так как лжецы, выдавая массив информации, который пускает пыль в глаза окружающим, снабжают его массой ярких подробностей, это может привести к некоторым проблемам. Оратора могут попросить повторить сказанное, и если лжец не обладает превосходной памятью (как кратковременной, так и долговременной) – он не сможет воспроизвести информацию, выданную его богатым воображением некоторое время назад. Особенно важен такой критерий для уличения обманщика, как скорость его реакции на просьбу повторить сказанное. Если происходит заминка, это свидетельствует о затрудненном припоминании тех деталей, которые, очевидно, были вымышленными. Часто можно наблюдать ситуацию, при которой человек, отказавшийся идти на определенное мероприятие по конкретной причине, спустя неделю не может вспомнить – как же именно он «отбоярился» от встречи или корпоратива, какой отговоркой воспользовался. С лжецами от бога, обладающими отличными мнестическими данными, такое не случается.

Не все лжецы одинаково невозмутимы в своей лжи. Если задать каверзный вопрос личности одного склада, он поставит ее в тупик, заставит растеряться, почувствовать вину и полностью признать ее, открыв все карты. С личностью другого типа, умеющей хорошо держать себя в руках при любых ситуациях, такие приемы обречены на провал. Искусные лжецы настолько привыкают к своей маске, что совершенно безэмоционально реагируют даже при опросе с полиграфом. Сложно поверить, но оборудование попросту не регистрирует физических изменений, характерных для лжи. Подобное самообладание очень характерно для работников спецслужб и гениальных мошенников.

Актерские данные значимы тем, что позволяют лжецу лучше сдерживать свои эмоциональные проявления. Имея представление об образе честного, прямого, говорящего правду человека, лжецу-актеру нетрудно подделаться под него и «надеть овечью шкуру».

В заключение Олдерт Фрай советует дознавателям отличать совершенных лжецов, поведение которых в процессе опроса полностью естественно, от тех, которые выглядят бесстрастно, но внутренне неестественно напряжены, потому что для огромного большинства людей ситуация обмана является стрессовой. Только тренировками и особыми прирожденными данными можно добиться введения в заблуждение не только верификатора, но даже его оборудования.