Тревожно-мнительный психотип и особенности его взаимоотношения с другими психотипами

Тревожно-мнительный психотип и особенности его взаимоотношения с другими психотипами

08.08.2018

Психологами доказано, что базовой эмоцией тревожно-мнительного психотипа или, другими словами, астеника является страх. Нервная система таких людей малоподвижная, слабая, не способная выдерживать длительные нагрузки. Астеники предпочитают не рисковать, всячески избегать опасности. Среди таких людей практически не встретишь нарушителей закона. Все события они оценивают с точки зрения возможных негативных последствий.

Такому человеку свойственны быстрая утомляемость, слабость, раздражительность, ну и тревожная мнительность, конечно. То есть, все события тревожно-мнительные люди склонны преувеличивать: болезни, катастрофы, собеседования, отчеты.

Астеник в рабочем коллективе

Среди тревожно-мнительных много хороших работников. Они трудолюбивы и пунктуальны, четко соблюдают инструкции, правила и регламенты. На руководящих постах астеников практически не встретишь, ведь они стараются избегать риска и ответственных решений.

Часто такие люди недооценивают свои возможности. Но при выполнении ответственной задачи могут проявить настойчивость и целеустремленность. Астенику подходят те профессии, в которых необходима скрупулезность, монотонность, а у стандартных операций – высокий уровень ответственности, например, процедурная медицинская сестра. Неплохие учителя, завхозы, библиотекари, работники архивов получаются из тревожно-мнительных.

Для астеника важна стабильность в коллективе, поменьше реорганизаций, реформ и вовремя выплаченная зарплата. Тревожно-мнительный может проработать на одном месте до 10-15 лет.

Тревожно-мнительные в общении

Любовь и дружба для тревожно-мнительного обязательно должны быть взаимными. При первом знакомстве астеники обычно не проявляют инициативы, выглядят внешне очень сдержанными и логичными. Все эмоции они подавляют и направляют внутрь себя, где бушует уже океан страстей.

Астеники склонны к приписыванию окружающим негативных мыслей и чувств, додумыванию за близких, подозрению их в низменных мыслях и интригах. Тревожно-мнительные способны испытывать глубокую эмоциональную привязанность к людям, они очень чувствительны к проявлениям грубости и впечатлительны.

Подробнее о взаимодействии тревожно-мнительного с некоторыми радикалами

JWCrhqe_ms8.jpg

Тревожный и эпилептоид

Ну конечно, инициативу в этой паре будет проявлять эпилептоид, полностью подчиняя своей воле тревожного. Для эпилептоида тревожный – это его продолжение, как рука или нога. Другими словами, тревожный становится как бы вещью, собственностью эпилептоидного. Не всегда ему это по вкусу, но сопротивляться – себе дороже. Уйти из таких отношений тревожному очень трудно, гнев эпилептоида будет преследовать его постоянно во время расставания.

Тревожный и истероид

Для красивого, эффектного истероида замкнутый тревожный – это уж самый запасной вариант. Если такой союз произошел, значит, у истероида все совсем уж плохо в личной жизни. Скорее всего, он столкнулся с ветреностью и предательством гипертима, обжегся в битве с эпилептоидом или устал от скандалов с другим истероидом. Для истероида брак с тревожным – это стабильное, тихое, спокойное болото, в котором тревожный будет верным, любящим и заботливым партнером.

Истероид в таком случае будет лишь как должное принимать все чувства тревожного в свой адрес. К тому же тревожный обеспечит крепкий тыл для истероида, который не преминет заняться своим любимым делом – привлечением внимания со стороны. В таком союзе тревожному обеспечены страдания от мнимых и реальных измен истероида, его истерик и капризов.

Тревожный и гипертим

Такую пару может объединить, как это не странно, их различие. А именно, их разные социальные статусы. Тут яркая сексуальная привлекательность гипертимного компенсируется высоким статусом тревожного, такой сексуальной привлекательности не имеющего. В такой семье иллюзий никто не строит, все понимают, что именно их объединяет. А разрыв может спровоцировать гипертим, который к этому времени найдет более интересный или выгодный вариант.

Тревожный и паранойял

Если вопреки всем законам логики состоялся брачный союз тревожного и паранойяла, семейная «идиллия» для окружающих будет смотреться несколько дико. Дело в том, что агрессивный и напористый паранойял использует свою вторую половинку исключительно как средство исполнения своих директивных указаний. Чувствительный и обладающий низким жизненным тонусом тревожный супруг попросту не смеет перечить своему жесткому, тотально лишенному гибкости партнеру.

Тревожный психотип всегда совестлив и порядочен, поэтому беспринципность в достижении целей упорным паранойяльным мужем или женой может легко привести его к невротическим реакциям, к которым он предрасположен в силу своей слабой нервной системы.

Тревожно-мнительный, однако, иногда способен оказывать мягкое противодействие супругу, но делает это окольными путями, дабы не провоцировать «бурю в стакане воды».

В браке тревожный психотип крайне уступчив и предан своей половине. Со стороны семейный союз напоминает скорее «служение» тревожного супруга паранойяльному, который смиренно терпит все выходки жесткого партнера. Поэтому такой союз оказывается достаточно прочным и продолжительным, так как инициатива по поводу разрыва отношений тревожно-мнительному психотипу не свойственна. Его девиз в браке звучит приблизительно так: терпеть и сносить, несмотря ни на что.

Тревожный и эмотив

Брачный союз тревожного с эмотивом можно назвать счастливым лотерейным билетом, так как два этих психотипа идеально сочетаются между собой. Трудности могут возникать лишь тогда, когда невротический уровень тревожного в силу стрессовых реакций повышается и доходит до степени выраженной болезненности.

В идеале же эмотив и тревожный нежно преданны друг другу. Их союз отличает крайняя терпимость, доброжелательность, готовность ринуться друг другу на помощь.

Ранимость тревожного, помноженная на мягкость эмотива, порой приводит к семейному уединению. Такой брак можно смело назвать продолжительным и счастливым, полным взаимной поддержки и глубокого понимания внутреннего состояния друг друга.

Жертвенность, которая свойственна обоим, освещает семейный союз на всем протяжении его существования. Потоки любви буквально извергаются из эмотива, смягчая тревожно-мнительные проявления партнера.

Хорошо проиллюстрировать такую пару может произведение Н. Гоголя «Старосветские помещики», в котором оба супруга ведут идиллическую, несколько уединенную, но полную тихой нежности жизнь.

Оба партнера неустанно признаются друг другу в любви, со стороны пара смотрится очень трогательно. Если в семье появляется ребенок, его также окружают вниманием, полным сердечности и доброты. Совместный ребенок еще больше сплачивает союз тревожного и эмотива.

Эмотивный супруг, способный создать самые идеальные условия для тревожного, позволяет последнему сгладить свои сензитивные личностные черты, полностью раскрыться и в буквальном смысле «расцвести». Тревожный, окруженный любовью и преданностью эмотива, реализуется на профессиональном поприще, в семейном кругу и в кругу друзей.

Оба партнера наполняют свой домашний очаг «милыми мелочами» вроде цветов, предметов искусства, изысканной музыки, так как являются утонченными натурами, способными в силу своей ранимости чувствовать глубже и сильнее.

Столь крепкий союз оказывается устойчивым перед лицом жизненных невзгод и неприятностей за счет неиссякаемой взаимной поддержки партнеров. Для тревожного семейный очаг становится тем оплотом, благодаря которому он успешно «зализывает раны» от соприкосновения с «этим жестоким миром».

Тревожный и шизоид

В таком браке астеник осуществляет трогательную заботу и преданно служит своему партнеру, все тонкости душевной организации которого он хорошо осознает и даже восхищается ими. Нестандартный и довольно причудливый мир шизоида притягателен для астеника, которого природа наградила тонким пониманием вещей, мимо которых толстокожие эпилептоиды и истероиды проходят, не удостаивая вниманием.

Однако и трудности в таком союзе тоже случаются. Шизоид в силу своего склада скуп на проявление эмоций, в особенности сердечных, и назвать его разговорчивым собеседником тоже нельзя. Чуткий тревожный партнер страдает от этого, а иногда даже невротизируется. Ему не хватает от супруга эмпатии, которой он, безусловно, заслуживает.

В детстве дети шизоидного склада уходят от общения при любой попытке их разговорить. Если маленький тревожный попытается войти в контакт с шизоидом, тот отойдет в сторонку и примется ковырять лопаткой в песочнице. Такая же, пусть и несколько сглаженная, модель взаимодействия демонстрируется шизоидом и во взрослой жизни. Какие бы сигналы бедствия ни посылал тревожный партнер в надежде получить эмоциональную поддержку, шизоид обязательно уползет в свою привычную раковину.

Если говорить о том, для кого брак такого рода наиболее выгоден, то в выигрыше явно находится шизоидный партнер, который получает от тревожной половины всю мыслимую и немыслимую заботу. Его же супругу приходится несладко – он часто тяготится вынужденным одиночеством.

Такое обстоятельство способно значительно подорвать крепость семейного союза. Этого зачастую не происходит в силу всепрощающего характера тревожного партнера. Он пытается оправдывать ледяное равнодушие шизоида всеми способами, веря при этом в свой собственный «обман во благо».

Немного спасает положение такой семьи рождение ребенка. Но если он также проявит шизоидные черты одного из супругов, то второму придется особенно несладко. А вот тревожный родитель и тревожный ребенок – тот спасательный круг, который убережет всю семью от неизбежного краха.